Загрузка страницы     Загрузка страницы...
  • Новости
  • Фотографии
  • Интервью
  • Видео-Архив
  • Состав группы
  • Дискография
  • Тексты песен
  • Саша и Сирожа
  • Главное меню




    Подписка на новости!
    BRUTTO
    Случайное фото
    Lyapis Shop
    Lyapis Shop

    Интернет-магазин
     
     
     

    Интервью с Сергеем Михалком на фестивале - Доброфест


     

     

     

     

    Корр: Здравствуйте, такой вопрос: за последние несколько лет появилось большое количество летних рок-фестивалей. Скажите, по Вашему мнению, хорошо это или плохо? Как Вы относитесь к этому?

     

     СМ: Вообще опен-эйры – это, если хотите, как народные гуляния, демонстрации или марши для государств, как праздники городов для мэрии, как корпоративы для каких-то больших холдингов и корпораций. Мы проводим смотр песни и строя в природных декорациях, не используя какие-то вещи, которые способны скрыть недостатки и усилить более талантливые стороны артиста. Мы выходим и играем свою музыку, причем публика на этих опен-эйрах разная и мне кажется, что очень важно, что таких фестивалей становится все больше, и не все они идут по пути самого главного фестиваля – фестиваля «Нашествие», потому что в свое время «Нашествие» стал таким патриархальным и достаточно скучным фестивалем, где одни и те же хэдлайнеры из года в год не меняются, а на альтернативных сценах происходит самое интересное. Мне вообще нравится выступать, особенно на тех фестивалях, на которые нас приглашают, а на которые нас не приглашают, мне кажется, можно и закрывать уже. Это моя личная точка зрения, но я вообще-то эгоцентрист, каким и должен быть современный художник, нарцист, человек, который не лишен самолюбования.

     

    Корр: Приходилось ли Вам участвовать в каких-либо заграничных фестивалях?


    СМ: Да, сейчас.

    Корр: Я имею в виду Европу.


     СМ: Да, мы играли на различных фестивалях. Например, играли на фестивале в Дрездене – фестивале уличной субкультуры, который устраивают ребята-анархисты. Оцепляется целый район, который отдается либертарианцам, социалистам, и они там кудесничают три дня. Это такой анархо-фест. Выступали на больших фестивалях, на «Сигете» (прим. Sziget – музыкальный фестиваль в Будапеште). Я не думаю, что мы уже оставили какой-либо след в истории мировой рок-культуры. Мы скорее были путешественниками. Больше сами смотрели, что там происходит, нежели себя показывали. Мне рано говорить о том, что мы уже завоевали Европу. Все-таки мы выступали на фестивалях, где были такие группы, как Arctic Monkeys, Ska-P, и нам было больше интересно быть там зрителями.

    Корр: Существуют ли отличия между теми фестивалями и нашими российскими? Как Вы считаете, возможно ли нам приблизиться к уровню организации и проведения таких фестивалей?


    СМ: Это покажет время. Но, к сожалению, я наблюдаю очень странную тенденцию прогрессивной части общества: нонконформисты, люди, интересующиеся современным искусством, кучкуются в мегаполисах вокруг каких-то собственных коммуникаций, вокруг художественных центров, артгалерей, хипстерскоподобных кафе. Они избирают для себя маленькие мирки и идут в ногу со временем, шагают в светлое будущее со всей планетой. Для них Патрик Вулф, какие-то биеналии, для них происходит масса каких-либо культурных событий. Они строят свой мир вокруг нескольких московских журналов, таких как «Афиша», «Хулиган», на каких-то сайтах. Они примерно все одинаково одеваются, в курсе последних тенденций. А все остальное общество с диким ревом деградирует и движется назад к совдепу. Я это вижу, потому что у нас в Беларуси эта тенденция началась намного раньше, чем в России, и все, что связано с этим криминально-шансонным, деструктивным общественным устройством, связанным с полицейским и чиновничьим произволом. Общество разделяется: для кого-то очень интересно и даже мне интересно на этих фестивалях наблюдать, как люди группируются по каким-то кастам. Мне кажется, что чем дальше будет этот раздел, тем будет намного хуже. Вот на Западе всего этого не замечаешь. Там более консолидированное общество в массе интересующихся рок-н-роллом и искусством. А у нас на этих опен-эйрах, допустим на «Нашествии», очень много людей, которые вообще далеки от понимания рок-культуры. Приезжают просто так побухать. Но я вообще не эксперт и не аналитик. Это мой субъективный взгляд.

    Корр: Вы сейчас говорите про потребителя музыки. Есть тусовка «афишенцев», некие мажоры. И есть своя тусовка потребителей, которые приезжают, как Вы говорите, «пивка попить». Кто потребитель Вашей музыки?


    СМ: Я к потребительству достаточно иронично отношусь. Мне кажется, что неверно музыку и искусство вставлять в сферу потребления. Я не мониторю свою публику и не занимаюсь самоанализом. Это достаточно разные люди. По своему взгляду мы придерживаемся анархического мировоззрения. Космополиты, социалисты, либертарианцы – в нашем послании есть какие-то объединяющие факторы. Ярость и ирония, исходящие из некоторых наших песен, понятны многим людям. Когда мы поем песню «Болт», мы этим консолидируем профессора и человека, проработавшего на моторном заводе всю жизнь, который видит, что все эти вещи, связанные с социальными гарантиями, темпами роста, ВВП и т.д. и т.п. – это все совершенно обманчивые вещи, и они не имеют никакого отношения к простому человеку. Поэтому я в своем послании стараюсь объединить мысли и идеи совершенно разных людей. Я не сфокусирован на каком-то общественном течении, на какой-то небольшой группке и вообще мне не очень интересно общаться с субкультурой. Я в свое время вырос в субкультуре и мне нравятся субкультуры как какие-то культурные объединения, которые несут какие-то артефакты. Есть субкультура скинхедов, есть растаманов, есть субкультуры, связанные с панк-вещами, но это как артефакты – некие «музеи». Мое дело брать самое лучшее и интересное. Для меня как для художника совершенно спокойно строить из этой доступной библиотеки памяти свой собственный конструктор. Поэтому мне не очень нравится разделять свою публику. Кому-то интересно пробираться в суть наших текстовых ребусов, для кого-то интересны просто эмоциональная и энергетическая составляющие. Так что мне, в общем-то, все равно. Когда меня спрашивают, нужно ли, чтобы мы выступали для подготовленной территории – это неправильный вектор. Нужно быть готовым выступать даже для гусениц и комаров.

     

     

     

    Корр.: Ярославская областная телекомпания. Меня зовут Анастасия. Вы у нас ветеран, то есть второй год приезжаете на Доброфест. Что-то изменилось, если успели посмотреть?


    СМ: Где медаль?


    Корр.: Да, организаторы где медаль? В Ваших ответах прозвучал некий негатив по поводу «Нашествия». Какой может быть новый формат рок-фестивалей или доброфестивалей, по Вашему мнению как эксперта? Может быть, он где-то есть в Вашем сознании?


    СМ: Никакого негатива нет. Я просто хочу сказать, что мне нравится, что фестивалей становится больше. Просто в свое время «Нашествие» превратился в патриархальный фестиваль. Вы понимаете, что я вкладываю в это слово. Рок-н-ролл и патриархальность – это вещи несовместимые. Мне кажется, фестиваль – это смотр новых идей. Молодые и старые должны обмениваться опытом, обмениваться энергией. У молодых есть порывы, есть громадная скорость, а у взрослых есть опыт и хорошо отрепетированные и отдрессированные штампы, что тоже не плохо. И вот в какой-то совокупности, вот в этом так называемом флуксусе, в этом клубке различных мнений, различных стилей и направлений все становятся сильнее и лучше. Вот о чем я говорил. А «Нашествие» – уважаемый, серьезный фест. Я просто говорю о том, что мне кажется, что на главных площадках, на площадках хэдлайнеров, нужно почаще выпускать молодые коллективы. Так будет намного интересней, лично для меня было бы как для слушателя. Я не совсем понимаю всю ту «ротацию», «локацию», как все происходит. Почему одни играют на альтернативной сцене, и при этом это делают намного мощнее, лучше, современнее, чем многие на большой сцене. Может я лишен самокритики, может мы выглядим как старперы, но я учусь всегда у молодых. Я не смотрю на коллег, на взрослые группы. Мне там нечего искать. Не хочу никого обидеть, но многие превратились в группы-штампы, группы-барельефы, со всеми вытекающими регалиями. Мне кажется, что каждый художник должен стремиться перебороть самого себя, перебороть свою успокоенность и быть подобным реке, то есть постоянно искать какие-то новые формы общения с публикой. Так намного интересней.

    Корр.: Здравствуйте, Сергей. Как всем известно, власти Беларуси активно ставят вам палки в колеса, запрещают проводить концерты на территории Беларуси.


    СМ: Ну колес нет, мы же на лыжах.

     

     

     

     

    Корр.: Есть ли какое-то продвижение в этом вопросе, и в обозримом будущем возможно ли, что люди смогут ездить в Беларусь на ваши концерты в Минск, Гомель и другие города?


    СМ: Мы проводим концерты в Смоленске, Вильнюсе, куда приезжают на автобусах очень много наших фанатов.

    Корр.: Но это все-таки не Беларусь.


    СМ: Раз группа Ляпис Трубецкой возглавила черные списки нежелательных и запрещенных коллективов, то я думаю, что как минимум наш посыл был услышан идеологами и власть предержащими в нашей стране. То, что происходит в нашей стране, все эти тенденции, связанные с узурпированием власти – это все очень плохо и очень жестко. Поэтому мы, конечно, всегда будем против. Ну а вообще все, что связано с рок-н-роллом, для меня всегда связано с контркультурой, а контркультура не нуждается во властной поддержке. Поэтому все фестивали, которые проводятся под эгидой каких-то мэрий, под патронажем (это слово идиотское) каких-то партий, президента – все это, мне кажется, не очень красиво. Все это попахивает неким политическим лицемерием. Кто-то на этом набирает «электоральные очки» – такое я слышал выражение среди политиков. Поэтому, если говорить о том, что мы делаем, мне достаточно все равно, разрешают меня или нет. Я никогда ни с кем не советовался. Мне не нужны какие-то бумаги и директивы для того, чтобы проводить концерты и чтобы писать песни. Мой главный жизненный лозунг – «independence», то есть полная независимость. И в этом плане я патриот Беларуси, но не Беларуси со штандартами и флагами. Я патриот своего тотема, то есть какой-то своей культурной составляющей. Я чувствую эпос, я чувствую химию и метафизику этой страны, а оккупантов мы переживем.

    Корр.: Сергей, что касается молодых исполнителей. Может быть, у Вас сложились предпочтения в молодой рок-культуре? Может быть, есть любимые группы? И насколько сегодня есть молодой рок и есть ли у него будущее? Или рок держится на закоренелых, проверенных рок-музыкантах?

     

    СМ: Все, что связано с рок-культурой, стало сегментной частью всеобщей поп-культуры. Во всем Советском союзе коррупционная составляющая связана с ортодоксальными артистами, такими как Пугачева, Леонтьев, которые окучили вокруг себя территории, не выдавая на-гора новых идей, новых песен, которые стареют вместе со своей публикой. Ну что там эти люди по 40-50 лет на эстраде и гордятся этим. Мне кажется, что все это очень скверно отражается на так называемом авангарде рок-н-ролла, на всяких хэдлайнерах. А в молодежной среде, по-моему, все хорошо, все развивается, есть свои вокальные звезды. Я сужу по тем людям, с которыми я общаюсь. Им глубоко наплевать на патриархальный рок-н-ролл. Многие из них даже не знают названия моей группы. И им достаточно все равно. Они развиваются сами по себе и чувствуют общий планетарный пульс. Вот это самое важное, потому что ты должен знать, что делают в этот момент Дропкик Мерфис, Rancid, что делает Джек Уайт. И когда ты чувствуешь общий музыкальный поток и можешь в него вписаться, то это будет круто. А если ты настаиваешь все время на каких-то своих особенностях или особенностях, связных с национальной идентификацией – это все очень скверно. Рок-н-ролл – это космополитичная территория. Должны быть свои национальные особенности, свой колорит, но он должен быть понятен человеку на каждой планете. Какая национальная особенность у Питера Гэбриела? Или какая национальная особенность у Тома Уэйтса? Есть Брайн Зетцер, Уэйтс, которые тоже используют какую-то корневую американскую культуру, свой собственный кантри-колорит. Тот же Джек Уайт использует в своих группах типа The Raconteurs и еще что-то, но его язык понятен всей планете. Большинство русских групп не понятны всей планете не из-за своего языка, язык у нас очень красивый и мощный, а из-за музыки. Потому что самая неверная тенденция – бардовскую песню с барабанами выдавать за рок-н-ролл. А это все произошло совершенно незаметно с попустительства каких-то радиостанций, когда нам всем нужен был толерантный рок в своем звучании, мощь и ярость отсекались. Оставались группы, которые являют собой такое вялотекущее и психоделическое повествование в текстах и еще что-то. Я все время смотрю на мир со своей колокольни и это еще раз, моя субъективная оценка. Нужно рассчитывать на публику, которая не понимает, о чем ты поешь. Когда мы ездили на заграничные фестивали, мы брали из своего детского советского прошлого то, чего у них сейчас нет – какой-то агитбригадный дух, маршевость, такие постановки, когда за полчаса ты должен рассказать всему миру, что ты думаешь, какой ты: левый – правый, зеленый – красный, что ты хочешь от жизни. И если вот так действовать, то все будет нормально. Я уже запутался, вы меня совсем о другом спросили.

    Корр.: Продолжая вопрос: что важнее – текст, содержание вместе с музыкой или эмоциональная часть?


    СМ: Должна быть какая-то гармония. Ты должен все время балансировать, потому что истинная гармония именно в балансе. То есть это не какая-то застывшая скульптура, а это постоянно развивающаяся структура, поэтому там должны быть какие-то… я не очень точно могу сформулировать все, что у меня происходит в голове, потому что у меня очень тяжелая юность была, лучше мне не задавайте такие сложные вопросы.

    Корр.: Ну это риторический вопрос.


    СМ: Я и слова риторический не знаю.

     

     

     

    Корр.: Скажите, пожалуйста, у вас в этом году на «Степном Волке» несколько номинаций. Как Вы относитесь к таким наградам? Нужны ли они? В Беларуси есть что-либо подобное? Поедете ли Вы на «Степной Волк»?


    СМ: Да. «Волк», как мне кажется, неплохая премия. По крайней мере, те эксперты, которые участвуют – люди достаточно уважаемые и не заангажированные. Причем они не состоят в какой-то общей катке, нет какого-то объединяющего ресурса, поэтому можно рассчитывать на компетентность. Мне кажется, она интересна. По крайней мере, это не заангажированное Муз-тв или «Золотой граммофон» – все эти гомосятские раздутые штуки. Все это проходит без лимузинов и красных дорожек. Уже за это им большое спасибо.

    Корр.: А Вы артистов знаете, которые кроме вас номинированы?


    СМ: Да, я знаю Черепко-Самохвалова – это мой друг из Минска, вокалист группы «Петля пристрастия». У меня, к сожалению или радости, нет ни компьютера, ни интернета. Я живу только слухами. До меня доходят исключительно резонансные вещи, а то так бы моя голова давным-давно взорвалась бы. Я знаю, что премия хорошая. Туда приду, там познакомимся.

    Корр.: С Gogol Bordello общаетесь? Я как-то раз услышал интервью, он хорошо о Вас отзывался, цитировал песни, даже напевал. И журналистка удивилась, что Вы так хорошо общаетесь.


    СМ: Значит платеж прошел. Это новая форма самотиражирования – подкупать с виду неподкупных западных рок-звезд. Денег намного меньше, чем клипы проплачивать на центральных каналах.

    Корр.: Вы их к западным относите?


    СМ: Конечно. Приедет какой-нибудь Питер Доэрти, скажет фамилию Михалок в интервью, и сразу все повалят на концерт. А мы типа как-то недооценивали…


    Корр.: А Gogol Bordello рядом с Вами, из Одессы.


    СМ: Он из Киева, Гудзь. Но может у него новая легенда. Знаете, все эти анархосиндикалисты, цыгане так любят новые легенды придумывать. Но вообще группа прекрасная. Мы лично не пересекались, но я в Нью-йорке выпивал с людьми, которые выпивали с Гудзем. Может и хорошо, что мы вместе не встретились.

    Корр.: Какие сложные связи.


    СМ: Ну на самом деле общение между некоторыми людьми требует присутствия какого-то медиатора, какого-то оккультиста, человека, который был бы посредником, потому что напрямую может произойти взрыв. У меня так часто бывало. Мечтаешь с человеком познакомиться, два часа с ним поговоришь, смотришь, а ты ему уже морду бьешь.


    Корр.: И еще по поводу «мечтаешь познакомиться». На «Степном Волке» пару лет назад Вы вручали награду Franz Ferdinand. И шутили, что они будут внукам своим рассказывать…


    СМ: Ну где Franz Ferdinand, а где я.


    Корр.: Даже боюсь представить, кого бы Вы хотели видеть, чтобы Вам награду вручали на «Степном Волке».

     

    СМ: Есть люди, которые являются для меня более авторитетными в мире современной музыки. Может быть это Майк Паттон или Генри Роллинз, может это Саггс из группы Madness. На самом деле Franz Ferdinand тоже хорошая группа, но я не очень люблю группы, напрямую связанные с понятием «моды» и «тренд». Мне это не очень нравится. Это всегда так заангажировано. Я еще раз говорю, что все, что происходит в сфере формирования модных тенденций, и особенно музыкальных, все это попахивает исключительным конформизмом. Хотя люди, которые присутствуют в этой среде – все поголовно корчят из себя ярких индивидуалистов. Вы понимаете, о чем я говорю. Особенно это видно, когда приезжаешь в Москву. Акцентики такие, кучки. «35 миллиметров». И все говорят: «Ты не был в «35 миллиметрах»?». Не был я. Я был в «Карофильм». Есть такие акценты и все с одного места тусовки в другое переходят. И все нонконформисты, но все по проторенным путям идут. Я же говорю, «35 миллиметров», «Винзавод». Все знают эти названия и им обязательно надо свое хайло там показать, чтобы все знали, что они индивидуалисты. Это смешно все. Такие же музыкальные тенденции очень предсказуемы. Среди них много посредственных людей. Поэтому я против таких субкультурных взглядов на мир. Мне кажется, должен быть панорамный взгляд, взгляд, связанный с понятием «кругозор», «эрудиция». Сфокусированность мне не нравится. Среди моих друзей практически нет деятелей искусства и культуры. Я общаюсь с боксерами, с ребятами с хардкора, с людьми, которые могут мне что-то новое рассказать. Хочешь научиться играть в шахматы – играй с тем, кто это делает лучше тебя. Мне нравится общаться с людьми, которые не знают кто я такой. Это мне доставляет истинное удовольствие. Это могут быть случайные знакомые, люди с разных уголков нашей планеты и мне с ними интересно. А зарыться в какой-то кружок, катку, и там друг другу говорить банальности на протяжении многих лет – это вообще ужас.

     

    Людмила Пронина, Светлана Гагарина специально для rrock.ru

    Источник: yan4ik.ru


    PS: Каждый заядлый фанат Ляписа, наверное, просмотрел уже все 3 выпуска их нового сериала «Грай – Летопись Анархо Туризма». Так вот, в первой серии, думаю, помните момент, в котором Сергей Михалок давал Фотокурсы, стоя на вокзале и держа в руках стаканчик пива. А говорил он «Уши надо снимать сзади, грудь сверху» и ещё кое что там :) Прикольный момент, кто не смотрел – обязательно посмотрите.



    Уважаемые посетители, при копировании материалов с нашего сайта, пожалуйста, указывайте ссылку на ljapis.ru. Спасибо.




       


     
     

    Комментарии

     
    Авторизация
    Быстрый вход
         
    TRUBETSKOY
    Мини-чат
    Vorobey
    Vorobey
    25 июля 2016

    привет)
    renegat2014
    renegat2014
    10 июля 2016

    Привет, ребята smile
    Vorobey
    Vorobey
    15 июня 2016

    добрый :)
    renegat2014
    renegat2014
    9 июня 2016

    Добрый день,всем...!
    Vorobey
    Vorobey
    14 апреля 2016

    ljapis.ru/lyubovi_kapec.html - вот первый альбом, и по ссылке его можно скачать.
    sanyasever1989
    sanyasever1989
    13 марта 2016

    Почему нельзя скачать самый первый альбом, а только буклкты? Дайте ссылку на самый первый альбом
    Vorobey
    Vorobey
    28 октября 2015

    User_634, скачать всю дискографию ЛТ можно вот здесь: ljapis.ru/all-album-down.html
    Vorobey
    Vorobey
    28 октября 2015

    kavriga89 - вот здесь: ljapis.ru/lyubovi_kapec.html - можно скачать первый альбом.
    User_634
    User_634
    27 октября 2015

    аа хочу одним файлом скачать все песни no
    kavriga89
    kavriga89
    26 октября 2015

    Как скачать самый первый альбом?

    Только зарегистрированные посетители могут писать в чате.
    Афиша
    Афиша

    Фан-сайт группы - «Ляпис Трубецкой»