Загрузка страницы     Загрузка страницы...
  • Новости
  • Фотографии
  • Интервью
  • Видео-Архив
  • Состав группы
  • Дискография
  • Тексты песен
  • Саша и Сирожа
  • Главное меню




    Подписка на новости!
    BRUTTO
    Случайное фото
    Lyapis Shop
    Lyapis Shop

    Интернет-магазин
     
     
     

    Сергей Михалок про Уродов и Людей (2004)


     

    Их было двое — солистов группы "ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ". Паша БУЛАТНИКОВ — человек с внешностью истинного мачо, который водит новехонькую "БМВ" с легкой небрежностью покорителя женских сердец, и Сергей МИХАЛОК — самый известный песняр белорусской жизни, одетый, как и полагается лучшему другу отечественных гопников и прочих пацанов, "шкромно". На голове — желтая кепи, а за спиной — рюкзак. Серега живет недалеко от редакции и вполне мог бы добраться до нее на любимом велосипеде, но с Пашей они кореша и везде ходят вместе — потому Пашино авто будет стоять после окончания "Прямой линии" еще два часа. Зря мы, что ли, пиво покупали.

    Подозреваю, что наше приглашение пообщаться с читателями "ПБ" застало их немного врасплох, но они виду не подают. Ляписы вообще не такие, как все, — всю жизнь они играют исключительно по своим правилам. Вообще-то так и надо, но в нашей непуганой стране почти все думают по-другому, и потому "Трубецкой" практически сразу стал культовой группой, которая собирает "битки" в любой точке бывшего Советского Союза.

    А Серега — титаник, еще и на телевидении чудить может. Его совместная с известным мультипликатором Алексеем Хацкевичем передача "Калыханка для взрослых с Сашей и Сирожей" сегодня является лидером всех телевизионных белорусских рейтингов. Так что поговорить нам было о чем...

    — Здравствуйте, НИКИТА звонит. Как вы оказались в спортивной газете?

    Паша: Да вот решили очков малость подзаработать у читателей "Прессбола".

    — За кого, интересно, вы болеете? Ну, в футболе, например?

    П: Я — за московский "Спартак".
    Сергей: А я — за киевское "Динамо". Ребята из этой команды очень любят нашу группу и, если концерт происходит в Киеве, обязательно на него приходят. И Андрей Шевченко, кстати, не является исключением.
    П: Даже автографы у нас брал. Честно. Если не верите, спросите у Хацкевича с Белькевичем. Они соврать не дадут.
    С: Нас даже приглашали на свадьбу Реброва. Мы в тот момент были в Одессе, но по каким-то причинам прилететь не сумели.

    — Какие белорусские клубы вам наиболее симпатичны?

    Оба: Минское "Динамо", конечно.

    — Здравствуйте, это МИША из Гродно. Я ваш давний поклонник, но у меня еще и сын за вас болеет. Даю ему трубку. Алло, это ИЛЬЯ. Скажите, когда у вас будет новый альбом?

    П: Следующей весной, наверное.

    — А мой папа хомяка купил, и мы назвали его Ляписом.

    С: Это потому, что на меня похож?

    — Ага.

    С: Так в "Прессболе" старую фотографию поставили. Хомяк уже похудел немного, а все потому, что спортом занимается. Я вообще-то первый разряд имею по велоспорту, в юности даже брал призовые места на чемпионате Алтайского края... И сейчас люблю на велосипеде ездить, только наш город в этом плане дурноватый, и велосипедисты воспринимаются водителями как надоедливые мухи. Я называю это хамством на дорогах. А еще мы в футбол играем. Два тайма по пять минут. Зато в волейбол по-взрослому можем зарубиться. С сеткой и блоками.
    П: Еще теннис уважаем. Настольный. В большом много бегать надо.
    С: И вообще он понтовый. "Я сейчас на теннис еду, подожди, дружок..." А вы, наверное, не знаете, что мы делали первый футбольный матч: "металлисты" против "волнистов". 2 по 45, с судейством, с разной формой. "Тяжкие" выиграли. Это, кстати, большое заблуждение, когда людей, играющих тяжелый рок, считают алкоголиками и наркоманами. Очень многие из них ведут абсолютно противоположный, здоровый образ жизни.

    — ВИТАЛИЙ на связи. Я собираю ваши альбомы и хотел бы узнать, сколько их всего.

    С: Ну давай посчитаем. Московские — "Ты кинула", "Красота", "Тяжкий" и "Юность". Потом наши, типа полупиратские — "Любови копец" и "Любви копец". Потом два альбома ремиксов — "Ляписдэнс-1" и "Ляписдэнс-2". "Ранетое сердце" и "Всем девчонкам нравится". 10 выходит. А еще есть "Зе бесты" пиратские. Они самые интересные. Мы, кстати, за пиратов.

    — Где можно услышать "Алюминиевые огурцы" в вашем исполнении?

    П: Бывшей супруге Цоя не понравилось наше, не совсем достойное, как ей показалось, отношение к творчеству Виктора. Подумала, что мы издеваемся и запретила нам исполнять эту песню.
    С: Если мы где-нибудь ее споем, то цепные псы Марьяны Цой разорвут наши контракты.

    — Вас Сергей МЕЩЕРЯКОВ из Минска беспокоит. Будучи два месяца назад на Украине, я столкнулся с тем, что популярность "Ляписов" в этой стране сопоставима с известностью наших знаменитых футболистов Хацкевича и Белькевича. Вам не кажется, что отечественные звезды, если они таковыми, естественно, являются, должны быть известны не только в стране, но и за ее пределами?

    С: Очень сильно разделяю вашу точку зрения. Мне не нравится только, когда артисты, покидая родные пенаты, тут же забывают, откуда они родом и кто их кореша и соседи по подъезду. А мы, "Ляписы", — белорусы, живем в Минске и экспортируем свое творчество за пределы нашей страны...

    — Это Стась РОМАНЧУК из Пинска. Каким ветром вас в "Прессбол" занесло?

    П: За спортивные успехи, или ты думаешь, что мы только петь и водку глушить умеем?

    — А "Прессбол"-то читаете?

    П: Ясный перец.

    — Подряд все номера?

    С: Нет, ты что? Мы ж часто на гастролях бываем, а в какой-нибудь Самаре он на прилавке не залеживается. Разметают самарцы.

    — Почему вы назвались "Ляпис Трубецкой"? Ну то есть ляписа я нашел — это сплав какой-то с участием серебра. А что такое Трубецкой?

    С: Это фамилия такая.

    — Ваша настоящая?

    С: Меня зовут Сергей Михалок. Или ты думаешь, что настоящее имя Вадима Самойлова — Агата Кристи?

    — Нет, не думаю.

    П: "12 стульев" почитай — смешная такая книжка. Там про спорт тоже есть.

    — Как вы относитесь к смерти Елизаветы?

    С: Отношения к ее смерти мы не имеем никакого. Радости от кончины королевы, конечно, не испытываем, но и не сказать, что ходим как в воду опущенные. Все- таки Елизаветы была не так уж и молода....

    — А общение с "Ляписами" выйдет на страницах "ПБ"?

    П: Конечно, так что ты, Стась, смотри, хорошо говори, а то скажешь что-нибудь не то, и ага... На всю жизнь в газете останешься.

    — Здрасьте, это ДМИТРИЙ из Минска. Дайте, пожалуйста, прогноз на чемпионат мира по футболу.

    С: Аргентинцы, думаю, дадут жару. А россияне, мне кажется, облажаются.

    — Хорошо, если бы так все и получилось...

    — Это, как говорится, МИША. Клип на песню "Юность" когда будет?

    С: Через месяц.

    — Чего так поздно?

    П: Так мы его еще не сняли.

    — А "За полчаса до весны" будет?

    П: Мы должны ее вместе с Владимиром Мулявиным из "Песняров" петь. Знаешь такого?

    — Если честно, то нет.

    С: Фонограмму уже записали, правда, по отдельности — "Песняры" на юге гастролировали, а мы на севере. Но обязательно соберемся вместе и споем эту прекрасную песню.

    — Когда вас по телевизору можно будет увидеть?

    С: Ты БТ смотришь? А я вот чего- то нет. И потому, наверное, на этом канале нас трудно найти.

    — Так где вас послушать можно?

    П: Следи за афишами, мы в Минске часто бываем. И когда по городу ходишь, по сторонам оглядывайся. Ты где пиво пьешь?

    — Мы сейчас с ребятами за ваше здоровье водочку...

    П: А не рановато? Полпятого ж только...

    — Да не, нормально... В общем, привет вам от всех пацанов из Заводского района.

    — Здравствуйте, это Михалок? А это ИВАН. Расскажите, пожалуйста, какие у вас планы на будущее?

    С: Жить и развиваться. Вот мой метафизический план. Или хочешь более конкретно?

    — Ну вообще...

    С: Постараюсь не болеть. Сына вырастить хочу, дерево посадить и дом построить. А что касается планов творческих, то через год у нас будет очередной альбом, а сейчас мы работаем над cборником своих ремиксов с американцами, немцами и еще бог знает кем. Чтобы молодежь танцевать могла.

    — Как вы относитесь к футболу?

    С: Немножко играю, на коленке раз 14 могу набить.

    — Клубы любимые?

    С: Английские, а про наши мне теперь сказали, что БАТЭ — самая крутая команда. Так что за нее уже болею.

    — Какие у вас отношения с российскими группами?

    П: Дружим мы с группой "Здоб Ши Здуб", "Запрещенными барабанщиками", "Два самолета", с "Агатой Кристи" выпиваем...

    — Добрый день, это болельщик из Смолевичей. Скажите, правильно ли, что Эдуард Васильевич вызывает в сборную людей, которые не имеют в клубе постоянной игровой практики?

    С: Я хоть и не футболист, но думаю, что это не очень правильно. У нас тоже если человек не играл на барабанах пару месяцев, то каким бы профессионалом он ни был, с ходу не сядет и не задаст жару. Хотя я так смутно подозреваю, что у Малофеева, видно, есть какие-то свои резоны, раз он так поступает.

    — НИКОЛАЙ из Гомеля. Я вообще-то любитель балета, музыки и танца и вашу группу тоже знаю. Не сказал бы, что она сильно популярная, но в Беларуси, наверное, лучшая. На белорусский язык переходить не планируете?

    С: Перахадзiць не будзем. Зато сейчас "Нейро дюбель" по-белорусски будет петь, не знаете такую группу популярную?

    — Нет, но это и не важно. Как считаете, чем объяснить, что по телевизору мало рекламируют и вас, и других наших певцов, а в основном популяризируют российскую эстраду?

    П: Вам не нравятся Пугачева с Леонтьевым?

    — Нравятся, но почему-то забивают они именно нас. Все равно как нашествие на Минск какое-то, один за одним идут. А что в этом плане собираются делать наши певцы?

    П: Мы в ответ к ним ездим и ихнюю публику тоже на "бабки" поднимаем.

    — А они на вас там ходят?

    С: Не всегда, конечно, но пара- тройка богатых людей всегда собирается.

    — Правда?

    П: Да не, нормально ходят, нас там любят.

    — Хотелось пожелать, чтобы вы нашу культуру и язык пропагандировали.

    С: Так мы с акцентом говорим, вы что, разве не слышите?

    — Слышу. Но что-то с этим всем надо делать...

    П: А вы не ходите на российских исполнителей и афиши их срывайте. Я согласен, долой это идолопоклонничество. Разве наш Солодуха хуже Леонтьева? Саня и в плечах покрепче будет...

    — Не знаю, что-то мне Солодуха не очень нравится. Евдокимов больше. Но все-таки чего они к нам все время лезут, эти русские звезды?

    С: Да чего тут думать — гасить их надо!

    — Понял...

    — Здравствуйте, это ДИЕГО звонит из Копыля. Вопрос к Сергею Михалку. Не хотел бы ты создать команду из белорусских музыкантов и сразиться против "попсы" из "Старко"?

    С: Мне кажется, что футболом там и не пахнет, они просто "лаве" таким образом косят. Когда у музыкантов падает рейтинг, они собираются, чтобы сыграть матч с какой-нибудь местной периферийной элитой и заодно попеть песни под фонограмму. С точки зрения музыки и футбола — все это вторая лига. Хотя, по идее, сыграть можно. Я думаю, что мы бы здесь насобирали "металлистов" и быстро их урезали. Они ж все с животами... Ну молодец, хороший вопрос задал. А откуда у тебя такая погремуха? В футбол, что ли, хорошо играешь?

    — Ну да, техника у меня ничего. Да еще и небритый постоянно хожу. Как все испанцы...

    — ДМИТРИЙ из Гомеля. Сергей, ты машину водишь?

    С: Не, не нравится. Вообще у меня не лежит душа к серьезной технике.

    — А в жизни тебе везет?

    С: Ну конечно. Катит, как по маслу. И "лаве" постоянно капает, только успевай мешок подставлять.

    — Странно вы как-то группу назвали — "Ляпис Трубецкой". Что это значит?

    П: Читал Ильфа и Петрова? Там был такой одноименный персонаж. Так вот у нас с ним стихи абсолютно одинаковые. Не замечал?

    — М-да... А в Гомеле вы когда- нибудь были?

    С: Раз пять были с концертами, и просто так я часто приезжал. У меня в вашем городе много корефанов. У нас, кстати, бас-гитарист Леха Зайцев родом из Гомеля.

    — Из Хойников Юрий НОВИК беспокоит. Не думаете к нам на гастроли приехать?

    П: Хотелось бы, а у вас есть где выступать?

    — Самый большой зал в нашем городе на 400 мест — мало, конечно, разве что на стадионе...

    С: Как потеплеет, возможно, и выберемся. А люди у вас там имеются музыкальные?

    — На "Ляписов" у нас всегда придут... А то в зоне этой, сами знаете, не особо с развлечениями...

    — Але, это Жук?

    С: Жук вчера был, сегодня Паук.

    — А мне сказали, что сегодня "Прямая линия" с судьей Жуком. Я у него спросить хотел...
    П: В принципе могу вам помочь. Я тоже арбитр, правда, хоккейный, но в футболе разбираюсь.

    — Это вам СЕРГЕЙ из Бобруйска звонит. Расскажите, как можно стать судьей?

    П: Перво-наперво надо закончить в Могилеве любое ПТУ, затем там же кредитно-финансовый техникум. Ну а потом уже можно и в Минск двигать. На спортивный юрфак. Надо ж знать, сколько и за что дают.

    — Ну дак это сложно.

    С: А кому сейчас легко? Но ты же знаешь, тезка, поступить тяжело, но зато потом денег нормально платить будут.

    — Я вообще-то слышал, что иногда судьи бывают нечисты на руку.

    П: Так то за рубежом, у них там еще остались пережитки нечестности, но тоже борются.

    — Хочу еще узнать, какие шансы у нашей "Белшины" повторить свое чемпионское достижение?

    Оба: Никаких!!!

    — Почему?

    П: У них "лавсан" закончился. Деньги то есть.

    — Так это не только у них, у нас в Бобруйске, если честно, тоже не очень платят. А вы скажите мне все-таки, с кем это я общался?

    После "Прямой линии" пришел наш черед общаться с "Ляписами".

    — Как считаете, много Саш и Сирож вам сегодня позвонило?

    С: Типичных — не так уж и много, как мне показалось...

    П: А я думаю, что Саши и Сирожи все же превалировали. На самом деле было много тех, которые звонили от нечего делать, только для того, чтобы попасть на страницы газеты. Действительно толковых звонков, когда люди хотели что-то узнать конкретно, было мало.

    — Чувствуете ли вы себя в роли кумиров, которые могут реально влиять на жизнь окружающих людей?

    С: Мы как-то спели песню про Лукашенко, которая, по идее, была таким ярким полукэвээновским номером, после которого оппозиция стала возлагать на нас определенные надежды. "Давай, ребята, навалимся..." Пропрезидентские организации, кстати, тоже агитировали. Но мы — ни с кем. Потому, как принципиальных различий между первыми и вторыми не видим. Мы лучше с ребятами из Заводского района посидим и пиво попьем.

    — Но то, что вы не смотрите БТ — это уже проявление позиции.

    П: Когда на БТ работал Егор Хрусталев, мы с радостью ходили к нему на программу, и не потому, что он наш друг. Прежде всего Егор — профессионал, чего нельзя сказать о многих его коллегах. Иногда просто непонятно, чего они спрашивают и что надо отвечать.

    — "Первый музыкальный", само собой, другое дело.

    С: "Саша и Сирожа" и "Ляпис Трубецкой" — все-таки две разные вещи. "Саша и Сирожа" — часть театра "Бамбуки", который был первой минской подпольной авангардной театральной звездой. Это, кстати, первое интервью у меня, Сергея Михалка, как участника телевизионной программы "Саша и Сирожа".

    Многие не верят, что там — это я. Наша бомондная тусня типа смотрела, и кто-то говорит: "Смотри, это ж Михалок!" — "Да не, тут видно, что Сирожа секет, типа умный, а Михалок, он же так, карье — оливье, маянез — смятана, пацан из спального района".

    Все свои истории мы с Алексеем Хацкевичем рассказываем на ходу. Это называется "фристайл". Кстати, наших Сашу и Сирожу уже приняли на работу на российскую станцию "Серебряный дождь". Будут работать вместе с московскими интеллектуальными звездами, такими, как Гордон, Ганопольский, Соловьев.

    — А не обидно за страну, что у нас мало ляписов, а много саш и сирож, взращенных на вертикальных перекличках?

    С: Конечно, обидно. Но здесь этого не понимают. У нас единственная страна, в которой не любят своих и западают на приезжих. Я не знаю, откуда у белорусов такая черта. По нашему менталитету принято сидеть и самих себя обсирать, извиняюсь за слово. Даже глаза у людей загораются, когда заходит разговор о том, как в Беларуси все хреново.

    И среди групп много тех, кто занимается творческим онанизмом. Сидят и ругаются, какие у них тут плохие условия для работы. Мы никогда ни с кем не ругались и не ссорились. Мы просто шли своим путем, пили пиво, любили девчонок и чего-то добились. Потому, что хотели. Я не запутано говорю? Вы там в пиво ничего не подсыпали?

    Приходим на одну белорусскую радиостанцию и показываем им наш проект. Они говорят: "Да это колхоз какой-то". Начинаю им объяснять, что такое фристайл, когда за 10 минут — 5-6 острот и вообще, что и "Ляпис Трубецкой", и "Саша с Сирожей" — это не "ля-ля — тополя и не "куда — чаго" — это серьезные культурологические явления на просторах СНГ.
    А они не понимают, потому что мы — рядом. Нас можно потрогать. Всем кажется, что звезды зажигаются где-то далеко. И это касается не только музыки.

    — В Москве трудно сохранить свою индивидуальность?

    П: Когда мы подписывали первый контракт с "Союзом", нам было выдвинуто условие, чтобы мы переехали в Москву. Но все "Ляписы" единодушно высказались против. Утомляет нас Москва, мы там больше недели жить не можем.

    С: На самом деле нам важнее мнение друга Валерика, который живет в соседнем подъезде, чем, скажем, Диброва или Эрнста. Здесь наши корни. Хотя понятно, что если бы мы переехали в Москву, то насчет "лаве" все было бы куда шоколаднее.

    П: В шоу-бизнесе что самое главное? Попасть внутрь Садового кольца и постараться, чтобы все побыстрее забыли, откуда ты родом.

    — То есть вам оставаться в Минске лучше.

    С: Коллектив, который существует с 1990 года, до 1996-го был своеобразным фантомом. Самое интересное в том, что мы ни к чему не стремились. Нам было все нормально. Мы были неплохими пацанами, с которыми дружили хорошие девчонки. Потом записали альбом и попали в струю. Мы же не говорим, что мы круче, чем Шевчук или Гребенщиков. Куда там! Просто мы — другие. Парни, которым всегда хорошо. Клоуны.

    — Депрессии у клоунов бывают?

    С: Я сочиняю песни всегда и сейчас могу написать. Не анализирую свое творчество — только чужое. Хотя по имиджу моим любимым фильмом должна быть "Бриллиантовая рука" или "Приключения Шурика". Я избрал такую жанровость для "Ляписа", когда все, что ни делаешь, идет тебе в плюс. Возьмем, например, "Яблони" — это яркая пародийная песня. Не может же нормальному человеку прийти в голову петь про сандалии и медали.

    Хотя многие люди относятся к этой песне на полном серьезе. Это к вопросу о белорусской ментальности. Мне все равно, что вокруг меня — если не хочу слиться с этой атмосферой, то неважно, что там. Если там плохо, то внутри меня все будет хорошо. Мы клоуны, которые всегда готовы шутить по приколу.

    Из 200 человек 199 не хотят знать, чего мы там пишем и как — они говорят себе: "О, это же те, которые..." — им хочется праздника и фейерверка. Может, это все легковесно, но другими мы никому не нужны. Впрочем, альбом "Красота" мы специально сделали парадоксальным. Включили туда несколько загрузных тем, чтобы дать понять особо непробиваемым, что и клоуны могут быть печальными.

    П: Коммерчески этот альбом, разумеется, оказался неудачным, но зато сейчас к нам никаких вопросов — делаем, что хотим.

    — Какие-то обязательства у вас перед партнерами, с которыми работаете, есть?

    П: Мы сменили уже третий лейбл. Сейчас выпустили альбом "Юность" с компанией "Гранд рекордс". Отношения у нас практически оптимальные — партнеры во всем на нас полагаются и не советуют, какие песни мы должны петь, и какие клипы снимать.

    C: Таких контрактов, где все отдано на откуп музыкантам, просто нет. Получается, что мы, белорусы, заключаем самые крутые контракты. Если бы вы пригласили к себе какую-то другую группу, то вам надо было разговаривать со специальными людьми, которые думали, насколько все это соответствует их имиджевой политике. Ведь можно же лажануться. Кто знает, вероятно, так все и получится. Вполне возможно, что какой-нибудь человек, который к нам относился ни холодно ни горячо, почитает интервью и скажет: "Во, блин, какие-то придурки, ни на концерт не пойду, ни альбом не куплю. Они мне неинтересны". А у нас нет контрактных обязательств ни перед кем. Мы можем сделать себе перерыв на две недели, на месяц.

    П: Есть, конечно, в этой свободе какие-то финансовые издержки, понятно, что живем мы на хозрасчете, как раньше говорили.

    С: Существуют и в Беларуси люди, которые могли бы помочь — артисты всегда нуждаются. Даже Пугачевой и Киркорову всегда что-то нужно. А мы вот сами по себе — ни здрасьте, ни до свидания. Хотя дружим со всем городом. Но ни в какие серьезные темы мы не влазим. Лучше быть дурачком. В принципе в творчестве можно делать любые мифы. Мне не нравится, когда артист, который и поет, и мыслит достаточно примитивно, начинает рассуждать про Фауста и Патрика Зюскинда, Фассбиндера вспоминать. Мне кажется, что это просто зачетные очки. Типа "ну что меня все время спрашиваете про футбол, неужели вы считаете, что я не читал Ницше? Почему у меня не спрашивают, кто более талантлив: Платонов или Булгаков?"

    — Кстати...

    С: Я Платонова предпочитаю. Очень сильно люблю булгаковские "Записки покойника", но по три-четыре раза перечитываю все-таки Платонова. Но не это важно, мне же надо людям рассказать, на каком районе я сидел, и как мы в тюрьме играли.

    П: Мы действительно выступали в минской тюрьме на Опанского. Абсолютно бесплатно. После чего нам сказали, что "Ляписов" никто теперь трогать не будет.

    С: Так нас и раньше не трогали.

    П: А у продюсера через две недели компьютер украли...

    С: Хотя люди сейчас все активные — типа общая ситуация — денег меньше, но веселья больше. По вечерам все гуляют, клубы посещают. Битки на дискотеках. Потому что люди понимают: ХХI век — не время нытиков.

    П: Когда наши выиграли у шведов, самоуважения у белорусов прибавилось. Приятно, что после этого нам звонило очень много музыкантов из России и поздравляло. Музыканты и спортсмены, может быть, это и есть та сила, которая разбудит у нации уважение к себе.

    С: Спортсмены вообще-то разные бывают.

    П: Мы как-то в Таганрог ехали. Заходим в вагон, а проводница на нас в ужасе смотрит и спрашивает: "Ребята, будем дружить или воевать?" Мы говорим: "Вы что, мы же музыканты — люди искусства". Она отвечает: "Не знаю я, какие вы люди, но перед вами ехал вагон спортсменов. Так вот они через пять часов после посадки все вусмерть пьяные были".

    — А в музыке призы дают за первые места?

    С: Нас в 1998 году признали лучшей группой и пригласили на "Золотой граммофон". Но мы не пошли. Не любим перья. Там тусняк, нужно со всеми целоваться и соответствовать. Когда нам говорят: "Ребята, оденьтесь поприличнее" — звучит немножко унизительно. В общем, поссорились с "Русским радио", и нас на год выбросили из эфира. А потом они к нам на коленях приползли... Мол, возвращайтесь, а то нас никто слушать не хочет...

    — Че, правда?

    С: Не, ну, я чего угодно могу сейчас нарассказывать, но давайте решим, нужно ли нам это?

    — Нужна жизнь, честная и правдивая история белорусского соловья, попавшего в железные когти хищного российского ястреба...

    С: А я вот против честных и серьезных интервью. Зачем рассказывать людям, какая у Караченцова была трудная жизнь и почему у него мешки под глазами. Я его для примера, конечно, назвал. Лишение права знать закулисную жизнь — это, может быть, даже и благо. Потому что, когда мы начинаем играть с людьми вот в эту игру — та с пузом (от кого?), у той сиськи набухли (отчего?), а с кем та (целуется или спит), это уже превращается в вуаеризм — наблюдение за голыми людьми. Народ же не спрашивает, кто у меня жена и какой я ношу размер кроссовок. Его интересует, когда выйдет новый альбом. Так, может, и лучше оставлять людям общие вопросы?

    — Ну тогда по общим. Тут недавно гимн написали объединительный для Беларуси с Россией...

    С: Это пиар. Глупость. Ну не может гимн объединенного государства написать Укупник. Он же пудель — несерьезный человек. Говорите о Таниче или о Мулявине — пускай они пишут, мы еще молоды для того, чтобы этим заниматься.

    — Кстати...

    П: При чем тут мы? "Ляписы" — это летучий голландец. Сегодня мы у вас, а через два дня о нас никто знать не будет.

    — Не прячьтесь за голландца — разве это не по-пацански, когда играет гимн, а наши футболисты поют его на заморском стадионе, прижав правую ладонь к сердцу?

    П: Гимн — не самый решающий фактор в самоопределении. Вот спорт — это действительно важно. Он — основная область жизни, которая единит нацию, ну правильно же?

    — Вопрос этот в наше время становится чуть ли не гамлетовским...

    С: А мне кажется, что все это ерунда — не хочется никого единить. Какая разница, что происходит вокруг, насколько сильны какие-то узы, родственные или экономические, все равно все решают совершенно другие люди.

    П: Серега, давай лучше о спорте...

    С: Для меня непонятно одно: есть много видов, в которых белорусы стоят в серьезных топах. Почему не заплатить немного денег и не сделать те виды, в которых у нас получается, ударными? Если у китайцев не получается играть в хоккей, они же туда не лезут, верно? А мы все хотим объять. Надо как-то определиться, потому что, как я понимаю, денег на всех все равно не хватит...

    — Интересно, а что по этому поводу думают Саша и Сирожа?

    С: Если честно, я не очень-то был готов к этому интервью.

    — Считаешь, пива мало?

    С: Да не, на этот вопрос они сами как-нибудь и ответят. Если пригласите, конечно.
    Кстати, многие не верят, что все наши передачи — это полная отсебятина. Мы никогда к ним не готовимся и не договариваемся, какую тему будем обсуждать. Садимся, надеваем носы из папье- маше и начинаем валить. Они люди с грани — еще не в центре живут, но и Колодищи для них уже не очень интересно. На мир они смотрят очень цепко. Но я уже говорил об этом — в России мы более нужны, чем здесь. Если уедем на "Серебряный дождь" — то Саше и Сироже будет кобздец. Мы будем говорить по-другому и уже не о своих, а о чужих проблемах.

    — Греет-то, небось, самолюбие, что за пару месяцев вы сделали свою программу самой популярной из всех отечественных?

    C: На самом деле это кошмар, что два урода затмили всех. Но мы еще дадим, у нас новый цикл подходит. "Про колдырей" называется. Альбом с песнями выпустим. И устроим в Минске самую главную распродажу. С пивом. Кстати, оно у вас закончилось...


    PS: Эта статья была сделана при помощи нашего партнёра. Если вы два любящих друг друга человека, и желаете поставить печать для подтверждения вашей любви, то вам нужно обратиться в брачное агентство. Оно поможет вам сделать это быстро и аккуратно.



    Уважаемые посетители, при копировании материалов с нашего сайта, пожалуйста, указывайте ссылку на ljapis.ru. Спасибо.




       


     
     

    Комментарии

     
    Авторизация
    Быстрый вход
         
    TRUBETSKOY
    Мини-чат
    Vorobey
    Vorobey
    25 июля 2016

    привет)
    renegat2014
    renegat2014
    10 июля 2016

    Привет, ребята smile
    Vorobey
    Vorobey
    15 июня 2016

    добрый :)
    renegat2014
    renegat2014
    9 июня 2016

    Добрый день,всем...!
    Vorobey
    Vorobey
    14 апреля 2016

    ljapis.ru/lyubovi_kapec.html - вот первый альбом, и по ссылке его можно скачать.
    sanyasever1989
    sanyasever1989
    13 марта 2016

    Почему нельзя скачать самый первый альбом, а только буклкты? Дайте ссылку на самый первый альбом
    Vorobey
    Vorobey
    28 октября 2015

    User_634, скачать всю дискографию ЛТ можно вот здесь: ljapis.ru/all-album-down.html
    Vorobey
    Vorobey
    28 октября 2015

    kavriga89 - вот здесь: ljapis.ru/lyubovi_kapec.html - можно скачать первый альбом.
    User_634
    User_634
    27 октября 2015

    аа хочу одним файлом скачать все песни no
    kavriga89
    kavriga89
    26 октября 2015

    Как скачать самый первый альбом?

    Только зарегистрированные посетители могут писать в чате.
    Афиша
    Афиша

    Фан-сайт группы - «Ляпис Трубецкой»