Загрузка страницы     Загрузка страницы...
  • Новости
  • Фотографии
  • Интервью
  • Видео-Архив
  • Состав группы
  • Дискография
  • Тексты песен
  • Саша и Сирожа
  • Главное меню




    Подписка на новости!
    BRUTTO
    Случайное фото
    Lyapis Shop
    Lyapis Shop

    Интернет-магазин
     
     
     

    Автобиография Сергея Михалка


     

     

    Автопортрет. Слово «принцип» напоминает понятия «технология», «метод», «правило», а я люблю эксперименты, поэтому не могу назвать свои принципы. Слово «независимость» соприкасается с моим творчеством и с моей жизнью. С другой стороны, человек не может быть полностью независим – обстоятельства, родные, близкие, погодные условия, магнитные бури – все это на нас влияет. Нам кажется, что мы полностью свободны, что наши мысли светлы, и мы идем собственным путем, невзирая на внешние и внутренние обстоятельства, а наш макрокосмос и микрокосмос настолько изменчивы в каждую секунду, что мы даже не можем сказать, что с нами произойдет через минуту. Ты думаешь, что выиграешь Олимпиаду, а вирус гриппа тебя кладет на лопатки и, в общем-то, в мечтах ты олимпиец, а в реальности – аутсайдер.

    В творчестве и в жизни я, прежде всего, фантазер. Все, что я делаю, на 50% связано с моими фантазиями. Я люблю придумывать новые миры, альбомы, песни, модели поведения, артистические маски, игры, потом включается импровизация, но прежде всего это плод моих фантазий, которые я люблю моделировать в голове. Я строю в своем сознании достаточно устойчивое здание. Потом уже появляется эмпирический путь, долгие тренировки, простые физические действия, которые требуют непосредственной реализации. Если я фантазирую о новом альбоме, и не вижу 9-й песни, то начинаю слушать много музыки, читать много поэзии, пытаюсь понять, что происходит в мире, то есть наполняю свои фантазии вещами, которые уже существуют.

    В палитру моих реальных снов вклинивается много как бы случайных вещей. Если передо мной упадет книга, я обязательно посмотрю ее. Если совершенно случайно включу телевизор, то хаотично щелкая каналы, в любом случае вынесу что-то для себя. Это такая игра. Все время фантазия. При этом именно в фантазиях я стараюсь не придумывать никаких рамок, то есть я не мыслю категориями «русский язык» или «национальный интерес», никогда не думаю о целевой аудитории в творчестве. Я не понимаю, как в творчестве можно подстраиваться под целевую аудиторию или идти на поводу у тех же музыкальных критиков, у публики – ведь у тебя свой собственный путь, свои сны. Очень важно находить именно собственную реализацию. Когда ты делаешь все правильно, верно, когда ты соизмеряешь самопознание с самосозерцанием, но при этом с самоиронией, когда ты не занимаешься самолюбованием, не превращаешься в нарцисса и гордеца, в любом случае баланс и гармония возвращаются в твою жизнь.

    Как в творчестве, так и в жизни я не думаю о своих реальных способностях, я всегда думаю, как Че Гевара: «Будь реалистом, мечтай о невозможном». Поэтому моя реализация, когда она уже наступает, требует очень серьезной подготовки. Мои фантазии – это перфекционизм, это запросы, на которые в момент фантазирования лично я не готов ответить, у меня не хватает способностей, таланта, навыков и умения, чтобы реализовать то, что я придумал. Тогда уже начинается упорный труд.

    Детство. Ребенком я был авантюрным. То есть я ребенок, который катался весной на плотах среди тающих льдин в Алтайском крае, несколько раз чуть не утонул. Я ребенок, который мог зацепиться пальто, повиснуть на заборе и висеть два часа вечером, пока не придет мама. Я ребенок, который лазил по деревьям, падал, ломал ноги, участвовал в различных потасовках, прятал рогатку в новом пианино. Короче, я не назову себя пай-мальчиком, но при этом я человек добрый. У меня была рогатка, но я не мог из нее стрельнуть в кошку или голубя, по консервной банке – пожалуйста. Поэтому, что значит вредный? Я был веселый, и фантазия у меня всегда была бурная, к тому же считался самостоятельным. Я очень благодарен своим родителям за то, что они не пытались загнать меня в какие-то рамки. Я часто был предоставлен сам себе, были корректировки, но, в общем-то, многое для собственного развития я нашел сам. Сам выбирал кружки и спортивные секции, они часто менялись, и многие, конечно, родителям не нравились. Кому понравится секция велоспорта, когда маленький мальчик (11 лет) ездит по дорогам, где носится куча грузовых машин? Все это опасно, и у велосипедистов нет таких красивых фигур, как у тяжелоатлетов или пловцов. Спорт, в общем-то, идиотский, а я почему-то в него так влюбился и занимался.

    Юность. Как говорил Черчилль: «Великие государства не обижаются, но они все помнят». Да, я все помню. Но я не ношу с собой этой обиды, поэтому в свое время много дрался. Я это делал не против какого-то человека, а для себя – чтобы не ходить и не носить в себе обиду. Потому что конфликты требуют локализации, надо ставить очень твердую жирную точку, и это очень правильно и для здоровья и для общего эмоционального фона. Я могу припомнить, но это не имеет отношения к слову «злопамятный». Если человек, который 10 лет назад сделал мне что-то обидное, сделает мне что-то приятное сейчас или я просто его встречу, это не значит, что я начну ему мстить. Просто наш мир состоит из взаимоотношений, и когда ты строишь свою жизненную коммуникацию, ты должен четко осознавать, в какую сторону тебе не стоит идти. Вообще я не считаю, что плохо помнить и хорошее и плохое. Важно знать, как люди будут вести себя по отношению к тебе.

    Эволюция. Я как человек, который видел наркотические и посталкогольные сны, хочу сказать, что все остальное, конечно, меркнет перед этими фантазиями. Знаешь, черти все-таки рисуют и рассказывают более занимательные и детективные истории. У ангелов все красиво и предсказуемо – у них все сны такие интересные, с рыцарями, но больше похожие на детские сказки. Я видел много интересных снов, после которых просыпаешься и еще дрожишь несколько минут.

    Сейчас я редко вижу сны. Я к этому стремился. На «выходах» бывают проблемы со сном. Я ходил в водолечебницы, пытался ходить в соляные пещеры, находил много формул, перелопатил массу литературы, потому что я не спал по 7-8 дней, это было очень тяжело. Стал изучать проблему и нашел для себя формулу – может, я сейчас не вижу снов, зато я крепко сплю.

    В моих фантазиях пятилетней давности я с трудом мог представить, что буду жить так, как я живу сейчас. В реальности я не мог подтянуться двадцать раз, не мог сделать в день такое количество дел, потому что в алкогольно-наркотическом бреду у меня хватало максимум два часа в день на то, чтобы заниматься собой. Все остальное – это была война с какими-то демонами, настолько это был неправильный период.
    Все видят конечные стадии эволюционных моментов: был такой – стал такой, а эволюция – она плавная. Для многих слово «катарсис» – это точка отсчета. Можно сказать, что их было несколько.

    1996 год. Здесь, в Беларуси, произошло резкое отторжение нашей группы, нашего имиджа. Было серьезное гонение, давление. Я понял, что в рамках такой маленькой творческой территории собаки давным-давно все пометили. Эти древние львы создали свой esprit-de-corpse, существовала «Рок коронация», все между собой дружили, а мы были не белой, а пошлой позолоченной вороной. С одной стороны, никто не мог не признать, что мы действительно крутые. С другой стороны, все видели тысячи недостатков, и это всех бесило, потому что мы свои недостатки выпячивали – алкоголизм, непрофессионализм, манеру совершенно безвкусно, как спившиеся инженеры, одеваться. Мы еще ни с кем не дружили. Я понял, что наша ментальность белорусская этого сейчас не приемлет, поэтому только тогда я стал задумываться о том, что нужно расширять масштабы. Для меня это был серьезный толчок, чтобы я вообще согласился на какие-то «походы» на Москву.

    1999 год. Став мейнстримовой звездой, я понял, что меня очень крупно обманули. В Минске я потерял почти всех своих друзей. Со мной перестали общаться люди, которые были в моей жизни очень важны, остались только родные-близкие либо те, кто ассоциировал меня на 100% с персонажем песен. Это был очень сложный период. С одной стороны, очень много концертов, песни звучат из каждого утюга, но я боялся этой известности, стал очень закрытым человеком. Наверное, тогда же начал прятаться в этот пьяный наркотический кокон, перестал общаться, выходить из дома, стал заплывать жиром, страхи меня буквально поглотили. Тогда я был очень слабым человеком. Потом на некоторое время выплыл – пытался бросить пить, мне помогал спорт, я думал, что выкарабкаюсь. Вышел альбом «Тяжкий», который хвалил Артемий Троицкий, мы записывали его с французским режиссером, опять появилась какая-то надежда, что мы сможем разломать этот бульварный бурлескный образ.

    Несмотря на то, что наша форма была очень крутая, я все время напирал на глубину. Потом понял, что не то, что глубины не хватает в моих историях и песнях, но сама внешняя оболочка на 100% попала в образ, и никого больше та глубина не интересует, да еще сам жанр себя нивелировал. Я очень поздно понял, что юмор стал настолько выгодным попсовым жанром – не сатира, а юмор – что им стали злоупотреблять все подряд. Тогда же начали появляться «кривые зеркала» – тысячи групп, поющих стебные идиотские песни, «Батарейки», «Жуки», «Леприконсы», то есть появилась целая армия, а мы были как бы в авангарде этого движения, и, в общем-то, я сходил с ума. Это был второй сложный этап.

    2004 или 2005 год. У меня был очень большой срыв. Мы сделали альбом «Золотые яйца», он уже более-менее выражал всю палитру моих творческих интересов, были мощные жесткие песни, осознанная социальная сатира. Но я понял, что этот альбом по-прежнему ничего не изменил. Мы по-прежнему остались какими-то корпоративными генералами, влиятельными, с большим количеством концертов, но в среде меломанов и среди людей, интересующихся культурой, мы так и были ярким никчемным дерьмом. Больше всего меня раздражала жалость знакомых, которые при встрече со мной старались не говорить о творчестве. Я понимал, что этим они хотели оградить меня от того, чтобы сказать: «Ты же, Михалок, понимаешь, что ты занимаешься хуйней полной». Разговоры старались вести в рамках какого-то семейно-мещанского русла, то есть никто со мной из моих друзей не обсуждал мои песни, мои видеоклипы. Меня это постепенно доводило…

    Причем, я-то уже что-то сделал! Получается, что это опять ни для кого не было интересно. Ни для кого – ни в Беларуси, ни в России, нигде. Все мои мимикрии, видоизменения никем не прочитывались. Мы по-прежнему были толстыми мужиками с гармошкой – что-то между «Любэ», «Золотым кольцом» и Задорновым. Из области Верки Сердючки. При этом мы в своих интервью, в своих поступках пытались себя полностью отгородить от них. Мы вели себя, как протестные клоуны, долго думали, в какую передачу пойти, давать или не давать интервью, но при этом сами не осознавали, что ни для кого совершенно не важно, пойдем мы на «Фабрику звезд» или не пойдем – в любом случае все вменяемые люди ассоциировали нас с продажными идиотами. А я тогда уже и спортом занимался, изменился внешне, все равно никто этого не замечал.

    Перелом. Очень серьезный перелом произошел, когда я, наконец, понял, что все мои, так скажем, переделки, маленькие апгрейды, небольшие нововведения – все это совершенно не важно. Мне нужно полностью освободиться от прошлого и попытаться все начать заново. Не добавлять к конструктору новые детали, не пытаться перекрасить и чинить – выбросить и рискнуть. Конечно, произошло все это в состоянии страшного катарсиса после серьезного запоя, когда почти месяц я очень сильно болел, все на меня навалилось, и выкарабкивался я один. Были родные и близкие, но, в принципе, рядом не было ни одного друга, может быть, кроме Жени Колмыкова, Паши Булатникова и ребят из «Ляписов». Это было, что называется, один на один – чисто мое сражение, тут и помогать-то никто не мог. Зато потом я придумал для себя метафорическую формулу: когда ты опускаешься на дно, иногда нужно не барахтаться, а дождаться, когда упрешься в ил ногами, сможешь присесть и оттолкнуться. Тогда ты быстрее доберешься до поверхности. А просто барахтаться можно долго – видеть солнце над водой, а сил выплыть не хватит.

    Потом я стал искать в литературе, в музыке примеры реального катарсиса, не того театрального термина, который придумал Аристотель, а именно жизненные проявления. Таким образом нашел массу людей из древности и современности, которые стали для меня значимыми: из мифологии – Зевс, Беллерофонт; полумистические люди – Лао-Цзы, Пифагор; мои современники – от Маресьева до Дикуля и Мухаммеда Али. Люди, которые в жизни ощутили себя Фениксами – восстали из пепла. Я придумал для себя новый мир – сгореть дотла и возродиться в совершенно новой форме. Вот так все произошло. С того времени начинается моя новая история, моя новая жизнь. К слову «новая» я всегда добавляю слово «истинная», потому что с 23 лет я не ощущал себя гармоничным человеком, не ощущал радости бытия со всеми его трудностями, припонами, плохим настроением, со всеми предлагаемыми иногда очень серыми обстоятельствами, с невозможностью что-то изменить.

    Истинная жизнь. В конце концов, я почувствовал кураж, браваду, появился такой хулиганский настрой. Вообще слово «реваншизм», которое я раньше воспринимал как что-то неправильное и плохое, очень плотно село в мою жизненную формулу. Тогда все появилось заново. Да, я очень люблю все, что со мной было. Я воспринимаю как данность все восемь лет, проведенные в алкоголическо-наркотическ>ом коконе, восемь лет деградации и саморазрушения хорошо вклинились в общий эволюционный процесс самопознания. То есть я знаю, что во мне много демонов, что я могу быть очень слабым человеком, и это мне помогает обрести силу. Я у Вольтера прочел, что мы можем увидеть таланты человека только в окружении его же недостатков. Люди не бывают идеальны. Поэтому даже то, что было, я сейчас не отметаю. Да, я про это рассказываю, но не в ярких красках, как Эдуард Лимонов. Не могу так же весело передать, как Довлатов, не могу описать, как Ирвинг Стоун в «Жажде жизни». Конечно, было много ужасного и много смешного, но я просто не хочу этого касаться. Просто как факт – был такой период, который, в принципе, сослужил мне хорошую службу, потому что теперь, с высоты 38 лет, я смотрю на некоторых своих сверстников, которые только сейчас начинают погружаться в этот кокон. Может быть, мой пример им немножко поможет не останавливаться в тяге к самосовершенствованию.

    Настоящее. У меня нету праздников. Слово «праздник» я исключил из своего лексикона. Я верю в ощущение праздника каждый день и в стремление к понятию sempervirens, то есть ощущение весны должно присутствовать с тобой постоянно, каждый день. И тогда ты сам не будешь зависеть от календарей – каждый день можешь делать праздником и каждый день должен быть рабочим. Каждый. 31го декабря и 1го января я на тренировке. Спать ложусь вовремя. У меня нет 14 дней, вычеркнутых из календаря, мне жалко каждую секунду. Я не знаю, что такое солярий, не знаю, что значит загорать – нет более глупого занятия на свете. Я не понимаю, что такое «отрываться» и ходить в клубы, «пересечься поговорить» – мне все это не интересно.

    Мы играем с друзьями в волейбол-футбол, много общения происходит на гастролях. Но вообще я сейчас преимущественно одинокий человек. В основном, время провожу с музыкой и с книгами – это то, что мне нравится. Когда нахожусь в Минске, больше всего внимания я стараюсь уделять своим близким людям. Вот в старости я буду отрываться и общаться, у меня будет море праздников, фейерверк, цыгане, я буду ездить в искусственной шубе на пролетке вокруг Троицкого предместья и угощать бомжей шампанским. Рядом со мной будут машины ГАИ, в которых будут сидеть мои поклонники. Будет такой веселый хоровод и праздник. Да, это потом. (смеется) Когда останутся силы только на это.

    Будущее. О будущем я фантазирую очень позитивно. Редко представляю себя стариком. То есть в своих фантазиях, даже если я говорю о себе 70летнем или 80летнем, я себя представляю в роскошном крепдешиновом костюме в слэме на рок-концерте в первых рядах с тростью с серебряным набалдашником, которым я бью по черепам тех, кто пытается отбить моих молодых красоток в кожаных куртках. Это такая смесь Микки Рурка с Хефнером из журнала Playboy. Такой чудик, который окружил себя красотками.

    Иногда эти мечты близкие к финалу фильма «Крестный отец»: счастливый внук, виноградник, помидоровые грядки. Я много фантазирую, но в принципе, мне кажется, что я буду в форме, глядя на людей, которые мне нравятся. Я не люблю старых пердунов, старых рокеров, особенно наших отечественных. Ну не люблю. За редким исключением: Аукцыон, Петр Мамонов, Леня Федоров – я знаю, что они выдадут на-гора или, что они будут прекрасны в любом возрасте.

    Я не хотел бы быть успешным, элитным, сидеть в жюри КВН, быть приглашенным на Первый канал, прийти за орденом к премьер-министру. Конечно, этого со мной не будет. Я уверен, что буду в состоянии противостоять такому развитию событий. Надеюсь, что у меня будут силы для хулиганства. Я все-таки думаю, что старость – это время, когда можно похулиганить. Может, буду и выпивать, и путешествовать. Хотелось бы порезвиться со своими внуками и молодыми друзьями. Есть же такие примеры, вроде Генри Роллинза. Он не совсем старый, но все равно веселый и жизнерадостный, как Игги Поп или Billy Idol. То есть я себя ассоциирую в старости с такой праздношатающейся личностью.

    Надеюсь, что будут какие-то творческие реализации. Хотя, конечно, творческие реализации стариков – это уже как-то немножко извращенно в моей области. Учителем я не хочу быть, потому что я не верю в педагогические науки именно как в науку. Трудно мне это представить, потому что я в своей жизни сталкивался с миллионом педагогов, но только с единицами истинных учителей, которые действительно чему-то научили, и иногда они не имели педагогического образования. Я верю в личность. Слава Богу, в моей жизни были и сейчас есть такие люди, о которых я могу сказать: «Вот этот человек – учитель». Тренер по боксу – это человек-учитель, Питер Гэбриэл, Лу Рид, Кен Кизи.

    Наследство. У меня есть дети, но когда говорят «наследник» - это когда есть, что наследовать. Генетический след, хорошие или плохие таланты, недостатки – это уже наследство, другое дело, что я могу рассказать, что мне пришлось исправлять, а что мне помогало это исправлять. Я сам жил по формуле: «Родиться дураком не позорно, а умереть дураком – позорно». Поэтому, несмотря на успехи генетики в последнее время, я за пустой сосуд. Это пример из дзен-буддизма, когда один западный философ, сильно увлекающийся дзеном, приехал к учителю и стал рассказывать, где он изучал дзен и какие книги он читал, а учитель в этот момент наливал ему чай. Он наливал ему до тех пор, пока чай не стал выливаться из чашки. Философ закричал: «Ой, ой, вы перелили!» Учитель ответил: «Вот и ты такой. Иди сначала опустоши свою чашу, и тогда приходи ко мне учиться». Так же и я считаю, что в любом случае, несмотря на все предлагаемые обстоятельства, родился ли ты в Монако в семье миллиардера или ты родился в Нигерии десятым ребенком в самой бедной деревне – у тебя всегда есть шанс своим собственным поиском и трудом достигнуть полного нравственного и духовного совершенства. Потому что многие ассоциируют себя со временем, с генами и с семейственной наследственностью, а надо ассоциировать себя со всей Вселенной. Тогда тебе будет легче оторваться от всего, понять, что есть время, чтобы стать мощнее, сильнее и все успеть, и все сделать.


    PS: Спасибо нашему спонсору за предоставленную информацию. Уважаемые пользователи нашего сайта. Хочу вам представить один очень интересный сайт, а интересный он потому, что его род деятельность, немного отличается от других сайтов. Если вы решили, не выходя из дома перевести свои деньги, на какой либо счёт или просто конвертировать валюту, то сайт бюро переводов поможет вам в этом. На этом сайте вы сможете, без какого либо усердия или труда перевести деньги из одного счёта на другой, а так же конвертировать валюту из одной единицы в другую. Займёт от силы пару минут, и это всё будет происходить прямо у вас на диване.



    Уважаемые посетители, при копировании материалов с нашего сайта, пожалуйста, указывайте ссылку на ljapis.ru. Спасибо.




       


     
     

    Комментарии

     
    Авторизация
    Быстрый вход
         
    TRUBETSKOY
    Мини-чат
    Vorobey
    Vorobey
    25 июля 2016

    привет)
    renegat2014
    renegat2014
    10 июля 2016

    Привет, ребята smile
    Vorobey
    Vorobey
    15 июня 2016

    добрый :)
    renegat2014
    renegat2014
    9 июня 2016

    Добрый день,всем...!
    Vorobey
    Vorobey
    14 апреля 2016

    ljapis.ru/lyubovi_kapec.html - вот первый альбом, и по ссылке его можно скачать.
    sanyasever1989
    sanyasever1989
    13 марта 2016

    Почему нельзя скачать самый первый альбом, а только буклкты? Дайте ссылку на самый первый альбом
    Vorobey
    Vorobey
    28 октября 2015

    User_634, скачать всю дискографию ЛТ можно вот здесь: ljapis.ru/all-album-down.html
    Vorobey
    Vorobey
    28 октября 2015

    kavriga89 - вот здесь: ljapis.ru/lyubovi_kapec.html - можно скачать первый альбом.
    User_634
    User_634
    27 октября 2015

    аа хочу одним файлом скачать все песни no
    kavriga89
    kavriga89
    26 октября 2015

    Как скачать самый первый альбом?

    Только зарегистрированные посетители могут писать в чате.
    Афиша
    Афиша

    Фан-сайт группы - «Ляпис Трубецкой»